На главную
+7 (495) 937-40-01
ПМ
Ассорти
Иван-да-Марья
Премьер-министр
Мы зажгли
Компания Наши артисты Услуги Новости Проекты Партнеры Контакты
Новости

Ким Брейтбург: штрихи к портрету

23 января 2009

Все журналисты, пишущие о Киме Александровиче Брейтбурге, как правило, характеризуют его как композитора, музыканта-исполнителя, аранжировщика, звукорежиссера и, наконец, - продюсера.

Такая творческая «всеядность», характерная для современной эстрады, - это хорошо или плохо?

В песенных традициях советского периода развития жанра главными фигурами были авторы музыки и текста. В новые времена композитор-профессионал ушел как бы на второй план, его роль стала менее значимой. Личность автора песни и в концертных программах и по телевидению перестала акцентироваться, оказалась «подмятой» всевластной фигурой исполнителя - эстрадной звезды. Все чаще можно услышать не только в быту, но и из уст журналиста-«профи», «это песня из репертуара ... ». Артистический имидж исполнителя стал обладать некой самоценностью, за ним устанавливается негласное право произвольно вторгаться в авторский текст или обходиться изделиями собственного производства.

Брейтбург счастливо соединил в себе талант композитора и, естественно - аранжировщика (даже странно говорить о профессионализме того автора музыки, который не умеет инструментовать, аранжировать собственный текст!), звукорежиссера и блестящего музыканта-исполнителя.

Последнее Ким Александрович подтвердил, еще будучи лидером и создателем легендарной арт-рок-группы «Диалог». Композитор к тому же владеет спецификой вокального исполнительства, так как сам не только пел в составе этого коллектива, но и был признан лучшим вокалистом на тбилисском музыкальном рок-фестивале в 1980 году, где его группа стала лауреатом.

Вспоминая те давние 80-е годы, когда в Тбилиси на рок-концерте собрались такие коллективы, как "Машина времени", "Автограф", "Интеграл", "Аквариум", "Диалог", определившие в дальнейшем творческие пути многих музыкантов в нашей стране, Брейтбург с ностальгией говорит об отсутствии сегодня художественных идей и убеждений в среде музыкантов. Тогда, по его словам, «у всех этих групп была позиция, и музыкальная, и, если хотите, гражданская. Позиция, почерк, мировоззрение и огромное желание донести это до слушателей».
Серьезное отношение к творчеству сохранилось у Брейтбурга-композитора и после обращения его к «легкому» эстрадному жанру: «во все времена от песни ждут одного и того же - сопричастности, так чтобы в сердце что-то дрогнуло».

Не потому ли, оперируя всеми современными средствами выразительности, которые накопила отечественная и зарубежная эстрада и поп-музыка за прошедшие годы, Брейтбург сохранил в своей музыке те лучшие качества отечественной песни - и народной, и профессиональной, которые всегда делали ее любимой, понятной, способной «брать за душу». И это при том, что сегодняшняя поп-индустрия максимально унифицирована и по большому счету не нуждается ни в ярких личностях, ни в самобытном музыкальном материале, ни в оригинальной его аранжировке.

Ким Александрович обладает главным качеством, необходимым композитору-песеннику: он умеет создавать красивые запоминающиеся мелодии, придавать им яркое ритмическое своеобразие и необходимую образу песни аранжировку. Достаточно вспомнить такие опусы, как «Лунная мелодия» (в исполнении Л.Долиной и А.Панайотова), «Необыкновенная» (А.Чумаков, А.Панайотов, Р.Алехно), "Не тревожь мне душу, скрипка" (В.Меладзе, певец в период своей творческой молодости начинал работать с Брейтбургом как с продюсером), "Обычная история" (Ф.Киркоров), "Шаги по битому стеклу" (А.Стоцкая), "Балуйся, мальчик!" (Л.Вайкуле, C.Анишко), "Петербург-Ленинград" (Л.Гурченко, Б.Моисеев), «Девочка с севера» (группа «Премьер министр») и многие другие.

Акцент на мелодизме Брейтбурга сделан не случайно. Его творчество возвращает отечественной песне черты, утраченные в последние десятилетия, когда произошла глубокая трансформация песенного стиля: от широкого дыхания и плавного развития мелодии к чисто ритмической организации музыкального материала.

Танцевальность сегодня стала не приемом, а основой эстрадной песни, причем не только ее метро-ритма, но и мелодики. Современный шлягер, как правило, - это вокально-хореографически-сценическое произведение. Исполнители, не доверяя собственным возможностям, выразительным средствам вокального искусства, даже лирическую песню сопровождают «группой поддержки» в виде «ритмизованной пластики» двигающихся фигур (танцем в большинстве случаев видимое на сцене никак нельзя назвать).

На авторских концертах Брейтбурга зрителям-слушателям не бывает скучно. И это потому, что качество музыки позволяет выстроить единую драматургию вечера, ориентируясь на возможность жанрового разнообразия песен, а значит сохраняется главный принцип музыкального восприятия - контрастность слышимого.

Размытость жанра большинства современных песен приводит к тому, что у слушателя создается впечатление, что он слышит постоянно одну и ту же музыку. Мы все с детства запрограммированы на определенное восприятие стиля и жанра песни. Даже тот, кто никогда не бывал в концертном зале, имеет опыт общения с музыкой быта (слышал колыбельную, исполненную мамой и т.п.), и потому точно определит жанровую принадлежность песни: лирическая, драматическая, шуточная, плясовая, маршевая, да и просто - веселая или грустная. А если песни построены на единственном и непрерывно повторяемом ритмическом рисунке с однообразной пульсацией аккомпанемента, который, в свою очередь, представляет собой раз и навсегда заданный состав инструментов с неизменностью роли каждого, то... Эмоциональный голод публики не способствует успеху исполнителей.

Исполнителям песен Брейтбурга, как правило, успех у слушателей гарантирован. Его композиции в меру современны, порой «попсовы» (если «попсу» воспринимать как синоним эстрадной шлягерности, «хитовости»), жанрово определенны и в меру традиционны (если под этим понимать генетическую связь с отечественной вокальной культурой и ее эволюционным развитием). Сегодня успешен (или не сегодня-завтра будет таковым) тот композитор, который последует совету мастера: «если использовать замшелые приемы, то будет неинтересно, а если совершенно все новое - будет непонятно. Если песня слишком индивидуальна, ни на что не похожа, она, как правило, шлягером не станет. То есть хит должен создавать у слушателя некое ощущение дежавю: что ты это где-то слышал, это тебе нравится, легко воспринимается, хочется подпеть или подтопать».

У вокального эстрадного искусства во все времена существовал, накапливался и переходил в новое качество, так называемый, «интонационный строй эпохи», то есть тот запас мелодических оборотов, метро-ритмических формул, которые наиболее распространены и определяют эмоциональную составляющую в душе современников. Ох, как не хочется, чтобы наши потомки судили о нас по коммерческим однодневкам, скудным и в музыкальном и в поэтическом плане, не отягощенным каким-либо содержанием, выполняющим единственную функцию - создание бездумной и праздничной атмосферы!

Обратимся вновь к мыслям Брейтбурга, который, пожалуй, подсказывает выход из наметившегося тупика. «Я уверен, что музыка, имеющая в своей основе фольклорную составляющую, будет близка по духу нашему народу на генном уровне. Песня должна нести в себе какие-то элементы национального колорита, сохранять русские традиции». И как пример: «в стране со славянской культурой R&B не может быть приоритетным направлением».

Почему сегодня и авторы, и особенно молодые эстрадные вокалисты так уверены, что, если они создадут нечто по западным образцам или споют что-то на иностранном языке из чьего-то репертуара, то успех у нашей публики (а как бы хотелось, чтоб и у зарубежной!) обеспечен? Кстати, тот из слушателей, кто хорошо, а не по «школьному», знает язык оригинала, по первым озвученным фразам исполнителя часто понимает, что поющий не ведает о чем песня, то есть она, конечно, о любви, но какой: герои встретились или уже расстаются? К чему подробности, оттенки чувств! «Наши», поющие, например, на английском «там», это то же, что «ихние», поющие «Катьюшу» или «Подмоскьёвние ветчьёра», здесь. Мы умиляемся и по-детски радуемся: «наши песни поют - значит знают, любят...». Иначе «они» воспринимают «нас» поющих. Как только «наши» перестали быть на концертной эстраде «там» «экзотическим блюдом», часто с диссидентской «перчинкой», тут же вступили в силу пресловутые и так еще недавно нами желаемые законы рынка и вот тогда..., тогда мы радостно встретили обратно недавних любимцев, постаревших знакомцев. Встретили, посчитав их почему-то почти героями. Хотя понятно почему: Родина-мать раскрыла объятия блудным сыновьям и дочерям!

Целый пласт музыки Брейтбурга - сочинения для вокалистов фольклорного направления, которые, правда, с блеском исполняют и певцы с эстрадной постановкой голоса. Здесь и задушевность русской лирической «Облака» (Л.Николаева, А.Гоман, коллектив «Русская душа»), «Синеокая» (В.Девятов, ансамбль «Ярмарка»), и плясовая «Заиграй гармошка» (Л.Николаева, А.Ермоленко), «Я - огонь, ты - вода» (В.Девятов, М.Девятова, ансамбль «Ярмарка»), и белорусская «Мроя» (Р.Алехно).

Продолжая в лирическом жанре традиции отечественных композиторов-песенников, чья музыка стала классикой ХХ века, Ким Александрович создает новые сочинения, в которых явно присутствует колорит современности, новизна мелодизма. Так звучат песни «Это могло быть любовью» (М.Девятова, А.Гоман), «Девять месяцев» (Д.Гурцкая), «Ночь окунулась в росы» (А.Агурбаш, А.Чумаков).

За милым названием, прихотливым ритмом и почти восточной орнаментикой песни «Воздушный поцелуй» скрывается баллада - поначалу лирическая, но с трагическим финалом, полная глубокого философского смысла (Т.Гвардцетели).

Все сказанное позволяет понять, почему маститые и молодые певцы так тянутся к песням Брейтбурга.

Многие из его песен к тому же рассчитаны на ансамблевое пение или заново расписаны «по голосам». И здесь проявляется еще одно профессиональное качество их создателя. Это знание специфики такого рода исполнения.

Вслушайтесь, что и как поют многие наши «ансамбли». На сцене - толпа народа, но поют они все в унисон, то есть одну мелодическую линию, кое где как подголосок «расходясь» в терцию или сексту. А голоса по тембру так близки, что закрадывается мысль, а не поет ли один и тот же вокалист, записанный несколько раз на фонограмме? Похоже, создавая наши группы по образу и подобию таких ансамблей, как «АББА» или «Бони-М», певцы и их наставники даже не подозревают о том, в чем же прелесть и мастерство зарубежных исполнителей.

Пристрастие к ансамлевому исполнительству у Брейтбурга проявилось уже в начале пути (вспомним группу «Диалог»), затем было сотрудничество с группами «Браво», «Бахыт Компот». В последние годы композитор и продюсер опекает и активно работает с группами «Премьер-министр» и «Ассорти».

Последние две группы сформировались из участников телевизионных проектов «Народный артист» и «Секрет успеха» - совместного детища Брейтбурга и Евгения Фридлянда.

Сегодня на TV стало модно собирать под одной крышей молодых людей (пусть не «в клетке», но «под стеклом» под предлогом «налаживания отношений» у всех на виду или проведения какого-нибудь конкурса) и делать вид, что они «учатся», так сказать, проходят «свои университеты», где есть «педсовет» и даже «родительский совет». Термины, кстати, из лексикона средней школы, а ребята-то уже взрослые, вузовского возраста, пора бы профессионально поучиться...

В отличие от многосерийных реалити-шоу "Народный артист" - это прежде всего вокальный конкурс, где вся система отбора участников происходит на глазах у телезрителей. Ни проблемы быта, ни взаимоотношения между конкурсантами не выносятся на всеобщее обозрение ради их сомнительной рекламы. Брейтбург - продюсер, член жюри и наставник, считает, что «помимо всем известных слагаемых успеха, таких, как вокальные данные, артистизм, профессионализм и обаяние, участник конкурса должен обладать внутренним миром, который был бы интересен и нам, судьям, и публике». Ему «было интересно заниматься этим делом. Задача поднять талантливых людей достаточно благородна сама по себе. Говорят, что бездарность пробьется сама, а талантам надо помогать. Я считаю, что в этом смысле «Народный артист» идеально для этого подходит, потому что это достаточно открытый конкурс».

Композитор продолжает опекать его победителей - Алексея Гомана, Александра Панайотова, Алексея Чумакова, Руслана Алехно, Марину Девятову, которые стремительно "оперяются" и набирают высоту.

В начале статьи при перечислении профессий Брейтбурга была названа его продюсерская деятельность. «Судьба музыканта, который занимается поп- или рок-музыкой, по мнению Кима Александровича, - схожа с судьбой спортсмена. Я перестал быть "игроком" и с годами стал "тренером". С "Диалогом" закончился мой артистический период, и я начал заниматься продюсерской деятельностью, то есть "тренировать".

Но, похоже, в его случае налицо и другое: личность композитора вновь выходит на первый план в эстрадном жанре, в шоу-бизнесе, если хотите. Автор музыки становится не только поставщиком некоего рыночного продукта. Он, учитывая индивидуальность исполнителя, бережно шлифует его мастерство от песни к песне. Старший коллега становится, как сказали бы раньше, наставником. И это перспективная позиция.

Художественная и гражданская позиция Брейтбурга, о которой уже упоминалось ранее, сегодня проявляется во многом. Своим творчеством он поддерживает и развивает сотрудничество мастеров эстрадного искусства двух братских народов - России и Белоруссии. С Беларусью композитора связывает история семьи: здесь в годы Великой Отечественной войны воевали его дед и отец , для Брейтбурга - это святая земля. Немаловажное значение имеет и его давний интерес к музыке республики, в частности, к творчеству ансамбля «Песняры» и его создателя - Владимира Мулявина.

Единство и теснейшая связь наших культур, что естественно в рамках Союзного государства, подтверждает ежегодно проводимый в Республике Беларусь Международный фестиваль искусств «Славянский базар в Витебске». Работа композитора в качестве постоянного члена жюри фестиваля (в 2007 году - его Председатель), организационная деятельность и выступления в прессе, создание целого ряда вокальных композиций, с которыми в Витебске ежегодно выступают ведущие и совсем юные исполнители России и Белоруссии, - всё это во многом помогло поднять престиж фестиваля не только в странах - бывших республиках СССР, но и, как говорится, «в дальнем зарубежье».

«Славянский базар» в Витебске, по мнению Брейтбурга, - «масштабный фестиваль славянской культуры с большой историей, наиболее представительный конкурс, который имеет в отличие от других идейное наполнение, объединяя представителей всех бывших республик СССР - и артистов, и зрителей. Фестиваль, будучи не коммерческим, имеет большое культурное значение».

2006 год был юбилейным для Союзного государства и не случайно в день празднования этой даты в рамках Фестиваля состоялся авторский концерт Кима Брейтбурга, получивший символическое название «Две сестры - Беларусь и Россия».

Песня, давшая название и этому концерту и одноименному вокальному циклу, возникла из желания автора написать музыку, которую бы исполнили представители Беларуси и России - Алексей Гоман и Руслан Алехно, которых объединяет к тому же и их успешное участие в телевизионном проекте «Народный артист». В названный цикл вошли такие популярные ныне композиции, как «Необыкновенная», «Русский парень», «Мроя», «Дом родной», «Ещё цветёт черешня», «Сердце земли моей», «Белорусское полесье», «Подмосковные ночи» и другие.
Искренность чувств, которые вложил в свою музыку композитор, передается слушателям и без ложного пафоса говорит о том, что вечно ценилось на земле наших предков, что сплачивало братские славянские народы и помогало выстоять в годы испытаний. Песням цикла предстоит долгая жизнь: многие белорусские и российские эстрадные певцы включили их в свой репертуар, причем поют их и молодые исполнители, и те, кто широко известен у себя на родине и за рубежом.

Во время трансляции авторского концерта Брейтбурга из Витебска телевизионная камера неоднократно переносила внимание зрителей TV со сцены в зал. И это было не менее интересно, чем то, что происходило на сцене. Интересно и поучительно. Публика, которая, по мнению многих, «жаждет попсы», с искренней эмоциональностью воспринимала музыку, в которой звучала и радость, и грусть, и лирика, и трагизм, и шутка, и горечь расставаний. Камера возвращала наше внимание на сцену и становилось понятно: между сценой и залом, между слушателями и теми, кто поет для них, существует невидимая, но подчас так трудно устанавливаемая связь, ради которой творит Артист, ради которой работает Мастер!

Профессор, Е.Куриленко
кандидат искусствоведения,
член Союза композиторов и
Союза театральных деятелей,
проректор Института современного искусства

© FBI Music 2005-2019
Продюсер: Евгений Фридлянд
Все права защищены.
При использовании материалов
сайта ссылка обязательна.

Разработано
Организация концертов:
+7 (903) 136-70-01
+7 (495) 937-40-01
galina.fridlyand@mail.ru